уже не верю в суд

«реформа в действии или один против системы» я проходил службу в органах внутренних дел с февраля 2000 года, сразу по демобилизации со срочной службы, которую проходил на дальнем востоке, в должности заместителя командира взвода, в звании старший сержант. Первым местом моей службы стал ОБ ДПС ГИБДД УВД ЮВАО г. Москвы, где я проработал ровно три года. За время прохождения службы в ГИБДД, согласно характеристики, я показал себя с положительной стороны, нес службу без нареканий. Участвовал в проведении антитеррористических мероприятий по специальному оперативно-профилактическому мероприятию «Вихрь-антитеррор» (условия и график несения службы вам известны). Принимал участие в операции по освобождению заложников захваченных в концертном зале на «Дубровке», при просмотре мюзикла «Норд-Ост», начальником ГУВД г. Москвы Прониным В.В. вручен нагрудный знак «200 лет МВД». Далее мой служебный путь проходил в отдельной специальной роте УВД по ЮВАО г Москвы. Наша деятельность была напрямую связана с криминальной милицией и мы очень часто работали совместно с оперативным составом ЮВАО (совместное задержание особо опасных, вооруженных преступников, лиц могущих оказать групповое сопротивление, освобождение насильственно удерживаемых лиц, командировки в другие регионы РФ, в т.ч. СКР). За время несения службы в данной роте, я непосредственно принимал участие в вышеперечисленных мероприятиях: освобождение заложников при захвате в СИЗО № 9, в сентябре 2006 года; личное задержание вооруженного преступника (Никитин) в районе Капотня, обнаружен 9 мм ПП-«скорпион»; освобождение заложников при захвате магазина «ДИКСИ» в Печатниках г. Москвы, один из нападавших убит, двое соучастников задержано, приказом Министра МВД Р.Г. Нургалиева награжден медалью «За доблесть в службе»; а так же принимал участие еще во многих мероприятиях по защите граждан своего города. В декабре 2009 года по приказу ГУВД г. Москвы я был направлен в служебную командировку в состав ВОГОиП МВД России н.п. Ханкала, в должности милиционера-водителя. За время командировки, находясь в своей должности, совместно с оперативниками, проехал на служебном автомобиле (ВАЗ-21099, не бронированная), практически всю территорию Северного Кавказа: практически все горные районы Чечни, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская республика, в т. ч. район Приэльбрусья, многие районы Ставропольского края, не допустил ни одной аварии, хотя дорожные условия и требования к скоростному режиму в особых условиях очень непросты.. Был неоднократно поощрен руководителем ВОГОиП генерал-майором милиции Симаковым Н.Н., награжден почетным знаком «отличник милиции», медалью «200 лет МВД». Так же получил благодарность лично из рук Колокольцева В.А. Так как у меня имелось достаточное образование для получения офицерского звания и огромное желание в дальнейшем посвятить себя службе в органах внутренних дел, а в полку ППСМ не было офицерских должностей, я перевелся в ОВД Капотня города Москвы, на должность оперуполномоченного уголовного розыска, куда меня пригласили за мои деловые качества, знание местного населения и возможности получения большого количества оперативно-значимой информации. За время прохождения службы мною раскрывались преступления различной степени тяжести в т. ч. по ст. ст. 105, 111.4, 228.4, 159.4, так же задерживались преступники находящиеся в розыске. Начальником криминальной милиции и моим непосредственным начальником в районе Капотня являлся подполковник милиции Балдухаев Андрей Иосифович у которого имелся опыт оперативной работы, но при этом были своеобразные методы руководства и подход к раскрытию преступлений. В частности на служебных совещаниях мог оскорбить нецензурной бранью подчиненных, при этом не по поводу рабочих моментов, а потому что ему человек не нравился лично. Требовал от нас, оперативников методов работы, которые возможно имели место быть ранее, но которые недопустимы в настоящее время (подкинуть, прессануть). Я впрямую заявил ему, что не приемлю таких методов и не собираюсь садиться в тюрьму, только из-за того, что ему нужны «палки». Результат последовал незамедлительно, я сразу попал в опалу, выразилось это в том, что все праздничные дни я ставился на суточные дежурства, постоянно вызывался на работу в выходные дни и подвергался оскорблением. Если мною раскрывалось какое-либо преступление делалось все возможное что бы в сводке был указан другой сотрудник. С целью защиты своих прав в июне 2012 года я вступил в профсоюз сотрудников милиции города Москвы, председателем координационного совета которого является Пашкин Михаил Петрович. После вступления в него я ни в коем случае не ухудшил показателей в служебной деятельности, а так же не скрывал своего участия в профсоюзе. В 2012 году в Отделе МВД России по району Капотня г Москвы разразился скандал связанный с продажей вещественного доказательства (мотоцикла), в котором фигурировал Балдухаев, а так же его заместитель по ООП Лапшинов В.А. Скандал каким-то образом Балдухаеву и Лапшинову удалось замять и не понести никакой ответственности, хотя было доподлинно известно об их в этом участии, так как имело место подлог документов и утверждение их руководителем. В афишировании данного должностного проступка Балдухаев и Лапшинов обвинили меня, при этом доложили об этом руководству УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве, а именно начальнику генерал-майору полиции Пищулину Б.А. которому так же досталось во время проведения проверки. Через какое-то время Балдухаев ушел на вышестоящую должность в другое подразделение МВД России и ситуация в отделе, а именно климат в коллективе нормализовался. После прибытия из командировки, примерно через два месяца, мне было сообщено, что за образцовое исполнение служебного долга, проявленное мужество и самоотверженность при выполнение особо важных задач, в ходе обеспечения общественного порядка, законности, прав и свобод граждан на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, личную дисциплинированность, исполнительность и высокий профессионализм, руководителем ВОГОиП МВД России генерал-майором милиции Н.Н. Симаковым, я был представлен к Государственной награде « За отличие в охране общественного порядка». Данные сведения мне были предоставлены сотрудниками кадрового аппарата полка ППСМ УВД по ЮВАО г. Москвы, где в то время я проходил службу в должности милиционера роты ООММ, в звании старшего сержанта, а также УВД по ЮВАО г. Москвы. После того как были подготовлены необходимые документы в полку ППСМ, весь материал был передан в кадровый аппарат УВД по ЮВАО, а далее со слов последних, в ГУВД г. Москвы. В течении всего времени, до последнего дня я пытался выяснить судьбу данных документов в УВД по ЮВАО, а так же в ГУ МВД России по г Москве и узнать решение принятое по представлению меня к Государственной награде, однако на все мои вопросы получал невразумительные ответы о том, что попробуют выяснить, и с советом приходить позже. Видя, что своими силами мне не удается что-либо прояснить по вышеуказанной ситуации, я решил обратиться за помощью в профсоюз и написал туда заявление с просьбой оказать мне юридическую поддержку. По инициативе председателя профсоюза Пашкина М.П. и с моего согласия, заявление было опубликовано на сайте профсоюза, где был задан вопрос в адрес наградного отдела ГУ МВД России по г. Москве по поводу не представления меня к государственной награде. Дело которое не могли решить в УВД по ЮВАО сразу сдвинулось с мертвой точки, или точнее сказать было вынуто из какой-то пресловутой папки « списано в Дело», и начался процесс, судя по которому генерал Пищулин не очень был доволен, что кто-то его потревожил. Меня вызвали в окружное управление в инспекцию по работе с личным составом и отобрали объяснение, при этом инспектор всецело был на моей стороне и одобрил мое стремление добиться справедливости. После этого я узнал от непосредственных руководителей, что мною интересовались из отдела собственной безопасности, задавали вопросы о результатах служебной деятельности и дисциплине. Немного позже я поинтересовался у исполняющей обязанности руководителя отдела кадров УВД по ЮВАО о ходе рассмотрения вопроса о представлении меня к государственной награде, на что получил ответ, что состоялось заседание комиссии в УВД по ЮВАО, где большинством голосов было принято положительное решение о моем награждении и теперь все зависит от начальника ГУ МВД России по г. Москве А.И. Якунина. Меня данный факт успокоил и я более не интересовался данным вопросом в подразделении кадров окружного управления. Но как оказалось не все было гладко… В связи с реформированием системы МВД и сокращения штатной численности сотрудников на уголовный розыск нашего отдела легла большая нагрузка, связанная с необходимостью ежесуточно заступать в состав СОГ и при этом рассматривать материалы предварительных проверок и раскрывать преступления. Так же появилась надобность (чье распоряжение мне неизвестно ко мне поступило устно от бывшего начальника ОМВД Иванова Н.В.) на суточное дежурство заступать в форменном обмундировании. Данное форменное обмундирование мною было получено последний раз в 2008 году не в полном объеме из-за чего пришло в негодность в день заступления на суточное дежурство 07.06.2013 года, непосредственно в момент переодевания в служебном кабинете (порвалась ткань на брюках). Службу в составе СОГ мне пришлось нести в гражданской одежде. Заступающий ответственный от руководства руководитель-начальник ООП Лапшинов В.А. увидев меня в «гражданке» поинтересовался данным фактом и я ему объяснил возникшую ситуацию. Лапшинов распорядился устранить, как ему показалось, недостаток, на что я пояснил, что сделать это в данный момент не могу, так как у меня нет дополнительного форменного обмундирования, кроме камуфлированного костюма, оставшегося с прошлого места службы, но я готов посетить склады ХОЗУ и получить форму, если мне предоставят на это время и выдадут ее. Лапшинов сообщил, что доложит начальнику о случившемся. Далее я продолжил нести службу гражданском, выполняя возложенные на меня обязанности в полном объеме. Никаких предложений со стороны руководства о подмене меня другим сотрудником в форме или предоставлении мне возможности приобрести форму для ношения не поступило. Примерно в обеденное время, так как не было каких либо заявлений о преступлениях, я решил проверить, согласно должностных инструкций, расположенную неподалеку от здания ОМВД, в зоне прямой видимости, стоянку автотранспортных средств, на предмет разыскиваемого транспорта. Во время телефонной связи с картотекой мне на мобильный телефон позвонили с дежурной части и сообщили, что мне необходимо срочно явится в отдел, так как там происходит проверка, со стороны ОСБ. Прибыв в дежурную часть менее чем через 3 минуты, меня встретил мужчина представившийся сотрудником ОСБ и куратором нашего отдела, который осмотрев меня попросил проследовать в мой кабинет, при этом сам вышел из здания ОМВД (как позже сообщил дежурный наблюдавший за ним при помощи камер видеонаблюдения разговаривать по телефону). Я поднялся к себе в кабинет и стал заниматься служебными делами. Через некоторое время пришел сотрудник ОСБ и задал мне единственный вопрос о моей форме одежды, на что я ему честно все объяснил, после чего последний ушел. Через несколько дней я узнал, что в окружном управлении в отношении меня, по факту моего выхода на службу в гражданской одежде назначена служебная проверка, а так же она по такому же поводу по рапорту Лапшинова назначена непосредственно в ОМВД по р-ну Капотня. В ходе проведения проверок я написал два объяснения, где изложил сложившуюся ситуацию. Через некоторое время помощник начальника ОМВД Шпагина Н.А. ознакомила меня под роспись с приказом, еще не прошедшем проверку юридического отдела окружного управления, в котором говорилось, что за выход на службу в составе СОГ в гражданском платье и несоблюдение требований кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ, на меня наложено дисциплинарное взыскание «выговор». Так же она пояснила, что руководство УВД по ЮВАО требует более сурового наказания «неполного служебного соответствия» и все от того, что я состою в профсоюзе и требую соблюдения своих прав. Юридический отдел рассмотрел результаты проведенной служебной проверки в ОМВД и не согласился с ее результатами. Во время квалификации моих действий и определения санкций при вынесении заключения по служебной проверке в юридическом отделе округа я присутствовал лично. Несмотря на требования заместителя начальника УВД по ЮВАО Тонкова о применении ко мне наказания «неполного служебного соответствия», юристы не смогли найти оснований для применения вообще какого-либо наказания и вынесли заключение без наложения взыскания. Через некоторое время мне становится известным, что из ГУ МВД России по г Москве в профсоюз приходит ответ на заданный вопрос о представлении меня к государственной награде, где говорится о том, что решением аттестационной комиссии УВД по ЮВАО награждать меня не стоит. Примечательно, что это решение появляется сразу после того, как не удалось меня наказать на законном основании. Но дело как следует из дальнейших событий этим не ограничивается: 21.07.2013 года на территории обслуживания ОМВД России по району Капотня г. Москвы происходит убийство, убит уроженец республики Дагестан Магомедов. По причинам указанным выше и так как событие произошло в выходной день, работать по данному преступлению был вызван я, хотя находился на отдыхе после суточного дежурства, так как провести ОРМ в полном объеме находящийся на дежурстве оперативник единолично не мог. В ходе проведения мероприятий мною, совместно с другим оперативником преступник был задержан и изобличен в содеянном. За раскрытие особо тяжкого преступления по горячим следам руководство ОМВД приняло решение о ходатайстве перед начальником управления Пищулиным Б.А. о поощрении отличившихся сотрудников. И в этот момент я узнаю, что у меня оказывается имеется действующее дисциплинарное взыскание «выговор», объявленное мне приказом начальника ОМВД, за неисполнение указания руководителя об устранении недостатков в форменном обмундировании, при заступлении на службу в составе СОГ 07.06.2013 года. Более того при распределении премии за экономию средств, руководство УВД по ЮВАО решило, что о/у Гришаков, т.е. я достоин премии в малом объеме у выписало ему не много, не мало на 30 000 рублей меньше, чем другим сотрудникам занимающим аналогичную должность, хотя руководство отдела в предоставленных списках ходатайствовало о равных премиях, так как знает в каких условиях приходится нести службу (4 оперативника-это 280 рабочих часов на человека в месяц из положенных 160, 3 выходных + надо иногда и в свободное время выйти, например убийство раскрыть). Как мне стало известно, данное воспитательное действие последовало после опубликования на сайте профсоюза статьи, в которой был задан вопрос начальнику ГУ о ношении форменного обмундирования оперативниками, по их мнению я стал инициатором данной статьи и непременно должен понести наказание. Сама суть вопроса заданного в статье видимо не интересна, а может и не понятна. Так же стало известно, что изначально Пищулин хотел наказать таким образом весь личный состав ОМВД Капотня, что бы «урезонить неугодного» силой коллектива, но видимо передумал опасаясь естественной реакции личного состава. Таким образом с начала борьбы за отстаивание своих прав и прав остальных сотрудников в УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве при помощи профсоюза, я не единожды подвергался преследованию со стороны руководства УВД, а так же руководства Отдела МВД России по району Капотня г. Москвы, где непосредственно нес службу. Однако результатом этой борьбы стало то, что 08.10.2013 года, приказом 1094 Л/С, я был уволен со службы в органах внутренних дел. Поводом для моего увольнения, как следует из приказа, стало грубое нарушение служебной дисциплины выразившееся в нахождении меня на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, хотя представлен подложный протокол освидетельствования, нет чеков о продуве. По обстоятельствам служебной проверки и сделанным по ней выводам я не могу ничего пояснить, так как меня с ней не ознакомили и провели в рекордно короткие сроки в общем около 2-х часов вместе с опросом «всех» участников, принятием решения и полным расчетом в части документального оформления. В данный момент я оспариваю свое увольнение в судах, тем более, что мне стало известно о прямом указании Пищулина «уволить зарвавшегося опера по любым основаниям» и выводах сделанных мною после своего увольнения: ни один из моих руководителей не понес никакого даже мало-мальского наказания. Учитывая, что со времени когда я стал активно защищать свои права, я не один раз слышал угрозы о своем увольнении от руководителей различных уровней, с обещаниями подставить и клятвами довести свои угрозы до конца, говорить о какой-либо объективности проведения проверки просто неприлично. Я обратился с заявлением к Министру Внутренних дел Колокольцеву В.А., который делегировал полномочия в таких вопросах своему заместителю Кубышко. На личном приеме Кубышко мне лично заявил, что заявление он не читал, а «просмотрела» его референт и ознакомила с основными положениями. Так же Кубышко объяснил мне, что я сам виноват и в свое время он работал больше меня и не жаловался, но при этом обещал провести проверку по факту моего увольнения. Через некоторое время в установленный срок мне пришло письмо, что все ответы мне даны в процессе личного приема и никакой проверки не будет, а я не прав. При попытках доказать нарушение своих прав в суде, я столкнулся с так называемой «Системой». Суд по месту нахождения ответчика представлял собой представление для одного зрителя. Ни одного из моих доводов не было учтено и выслушано, Доводы представителей ОВД и ДЗ приняты как аксиома. В судах отказываются увидеть явные нарушения при проведении проверки, отсутствие продувочных чеков, подложность протокола, выслушать в качестве свидетеля простого полицейского водителя, который видел нелепость проведенного освидетельствования, и удовлетворяются показаниями начальников, которые ну «никак не заинтересованы в исходе дела». Вторая инстанция Московский городской суд рассмотрел мое дело в 5-ти минутном заседании, несмотря на то, что одна только текст жалобы состоит из 16 листов не считая листов приложений, а еще требуется проверить явку участников, объявить права и обязанности, выслушать ходатайства. Суд вынес так называемое «Штампованное решение» и отказал по доводам жалобы. В данный момент готовятся документы для подачи в Верховный суд Российской Федерации, однако веры в Наше Российское правосудие становится все меньше и меньше. Прошу людей которые не безразличны к вопросам соблюдения прав человека на безграничных просторах нашей Великой Родины прислушаться к человеку, который 15 лет верой и правдой служил закону и народу не считаясь с личным временем несмотря на то, что у него трое детей, нетрудоспособная жена (по уходу за ребенком) которые находятся на иждивении, в любую погоду и в любом месте и который был несмотря на все его предыдущие заслуги был выкинут на улицу, как говорится «без суда и следствия» и все по прихоти начальников, которым не понравилось, что кто-то стал требовать соблюдения своих прав, при этом задел их самолюбие. Заранее благодарю за участие и помощь с уважением Гришаков Игорь Николаевич.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]